bluesrock (bluesrock) wrote,
bluesrock
bluesrock

Categories:

Алтай. Июль 2008. Ч.9

Ч1: http://bluesrock.livejournal.com/93200.html
Ч2: http://bluesrock.livejournal.com/93566.html
Ч3: http://bluesrock.livejournal.com/93760.html
Ч4: http://bluesrock.livejournal.com/94042.html
Ч5: http://bluesrock.livejournal.com/94716.html
Ч6: http://bluesrock.livejournal.com/95386.html
Ч7: http://bluesrock.livejournal.com/96047.html
Ч8: http://bluesrock.livejournal.com/96698.html



Для освежения памяти небольшая справка:

«Плоскогорье Укок является одним из самых труднодоступных природных объектов на юге Республики Алтай.
Монгольское ухэг — буквально удлиненный шкаф, ящик; массивная гора или крупная возвышенность с плоским верхом. По границам плоскогорья проходят государственные границы России, Китая, Монголии и Казахстана. Плоскогорье расположено на высоте 2 200-2 500 м над уровнем моря, над ним в среднем на 500—600 метров возвышаются горные хребты. Максимальная абсолютная отметка горного обрамления плоскогорья — горный узел Табын-Богдо-Ола (Пять священных вершин), наивысшая гора которого — Найрамдал — достигает 4 374 м над уровнем моря. Эта гора является после Белухи второй по высоте вершиной в Сибири. В Табын-Богдо-Ола сходятся границы трёх государств — России, Китая и Монголии. Зимние температуры достигают -50 градусов. При этом Укок является традиционным зимним пастбищем.
Плоскогорье известно во многом благодаря находке новосибирского археолога Натальи Полосьмак, которая в 1993 году в кургане Ак-Алаха-3 обнаружила хорошо сохранившуюся мумию, получившую название «принцесса Укока».
Учитывая выдающиеся природные характеристики плоскогорья, в 1994 году оно получило статус зоны покоя, а в 1998 году вошло в фонд Всемирного природного наследия ЮНЕСКО.
В ощущениях местных жителей плоскогорье имеет ореол священности. Недаром философ М.Ю Шишин предложил воспринимать плато Укок как Алтарь Евразии.

Табын-Богдо-Ола (монг. Таван Богд уул — «пять священных гор») — горный массив на юго-востоке Алтая, расположенный в области схождения границ России, Монголии и Китая.
Высшая точка массива — гора Найрамдал (Куйтэн-Уул), 4356 м, расположена в Баян-Улэгэйском Аймаке и является высшей точкой Монголии. К юго-востоку от массива расположен Монгольский Алтай, на западе — перевал Бетсу-Канас и хребет Южный Алтай. Северный склон массива круто обрывается к плоскогорьюУкок, к востоку от которого расположен хребет Сайлюгем.
Ледники массива Табын-Богдо-Ола — крупнейшие на Алтае. В верхней части массива расположено 35 ледников общей площадью около 150 км². Ниже ледников расположены каменные россыпи, горные тундры и альпийские луга. Ледники массива питают крупнейшие реки региона: Катунь, Ховд и Иртыш. По массиву также проходит водораздел между бассейном Северного Ледовитого океана и бессточным бассейном котловин Центральной Азии.
Горный узел Табын-Богдо-Ола является священным для монгольских и китайских буддистов и сибирских шаманов».

Вот на эту территорию мы и въехали, пробираясь по бродам, камням и болотинам. Было стойкое ощущение живого, мыслящего пространства вокруг, хотя я к мистике и не склонен. Но это тема вообще отдельная.
Нам повезло! Погода стояла солнечная, вода была средняя, броды проходимы. А ведь некоторым так и не удаётся здесь увидеть окружающий пейзаж. Бродов было много, я насчитал примерно 16-17 разной сложности. От мелких прозрачных ручьёв до серьёзных ледниковых потоков. Весь день я щеголял в трусах и мокрых кроссовках, проверяя дно. Температура была около 11 градусов, но ощущение всех 20-ти.
Слева хребет Сайлюгем уступил место белому массиву Табын-Богдо-Ола. После последнего брода через Калгуты дорога отклонилась влево. Справа виднелась застава Аргамджи. Честно говоря, не хотелось делать большой крюк для отметки на заставе, и мы сразу взяли левее. Дорога вновь пошла по торфяной равнине вдоль столбов пограничной полосы. Здесь, на монгольском участке границы, колючки на столбах не было. Только кабель. Но пейзаж, надо заметить, всё это портит основательно. Сухие участки сменялись глубокими грязевыми ваннами (некоторые по паре сотен метров длиной), болотными колеями и широкими сухими руслами с крупными камнями. По дороге бегали стаи удодов, в небе парили хищники всевозможных видов. За Гусиным озером озёра стали попадаться непрерывно. Разные утки, чайки, лебеди плавали там в большом количестве. Сурки и пищухи сновали повсюду. Двигались мы медленно. Было что поснимать и посмотреть, да и дорога позволяла разгоняться крайне редко. По мере приближения к китайскому участку границы на столбах появилась колючая проволока.





Река Кара-Чад немного напугала течением и глубиной брода, в одной из грязевых ванн пришлось включать все системы, чтобы выбраться. В остальном дорога была приятной. На Музды-Булаке лежал снег. Я даже не удержался от снимка в стиле «я и пальма» :). В этом месте нас обогнала пара на подготовленном Патруле с московскими номерами. Вскоре мы нашли озеро-блюдце на вершине небольшого холма. Дело было к вечеру, пора было останавливаться на отдых. Озеро было маленьким, и местная чайка непрерывно отбивала атаки залётных конкурентов, желающих поохотиться на её территории. Пока готовился ужин, мы наблюдали за этой вознёй, а также за сурками и пищухами. Жаль, телевика не было с собой. Но я снимал на видео. После ужина, пока солнце не зашло, Наталья купалась в озере (мне бродов хватило). Там было много вот этого, зелёного (на фото внизу). Так и не знаю, что это. Говорят, «яйца», «сперматофоры» и прочее в том же духе. А точно и однозначно никто не знает. Есть спецы?
Ночь выдалась тихой и тёплой. Температура вряд ли опустилась ниже нуля.



Утром горизонт уже был в дымке, а по небу заходили подозрительные тучи. Наш путь лежал дальше на запад, вглубь плато. Вскоре показалась Акалаха.
По поводу названий: не так давно картографами было принято правило писать тюркские составные названия в общих случаях одним словом, но не везде ещё их поменяли. Вы можете встретить разные написания («Ак-Алаха» и «Акалаха», например). Но теперь вы знаете правило. Вот выше у меня написано «Музды-Булак» - это старое написание.

Мост через Акалаху был в сносном состоянии, что очень радовало. Пересечь её вброд представлялось крайне непростой задачей. Воды было много. Река интересная. Она течёт с сильными изгибами и постоянно образует множество тихих заливов. Иногда не понять, то ли это залив реки, то ли озеро. Водоплавающим птицам там раздолье.
За мостом сухая и относительно ровная дорога пролегала по степному урочищу Бертек. Направо можно было прокатиться до писаниц, но после Калбакташа другие писаницы не так впечатляют – мы поехали налево. Тем более что погода продолжала портиться. По дороге сняли замечательного балобана. Соколы, в отличие от орлов, не очень пугливы и подпускают довольно близко. Вдали показались вершины хребта Южный Алтай на границе с Казахстаном. Так, не спеша, мы доехали до знаменитого двойного кургана Акалаха-3, где была найдена скифская мумия, известная как «Алтайская Принцесса».




Продолжение следует!
Tags: Поездки по Сибири и Алтаю, Птицы, балобан, животные, удод
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 13 comments