bluesrock (bluesrock) wrote,
bluesrock
bluesrock

Categories:

Алтай-X-Trail-Тур. Часть 7.

Часть первая: http://bluesrock.livejournal.com/65793.html
Часть вторая: http://bluesrock.livejournal.com/66176.html
Часть третья: http://bluesrock.livejournal.com/66453.html
Часть четвёртая: http://bluesrock.livejournal.com/66576.html
Часть пятая: http://bluesrock.livejournal.com/66816.html
Часть шестая: http://bluesrock.livejournal.com/67151.html

Часть седьмая:

Утренняя погода напомнила нам, что мы всё же высоко в горах, а не на курорте. Пастушья собака проверила лагерь на предмет пищевых отходов и пошла по своим делам. Мы же отправились по своим. Для начала в Кош-Агач.


Проехали уже знакомую развилку, начали фотографировать туманные пейзажи и … Пробили правое заднее колесо.


Понятно, что это лотерея, но обычная всесезонка всё же не лучший выбор для езды по горам. Камни всевозможных форм и размеров, а самое главное колотый щебень, острый, как нож. Он прыгает от передних колёс, кувыркается, попадает под задние и проделывает в них приличные дыры. К сожалению, горная резина на X-Trail не выпускается.
Итак, мы пробили второе колесо (напомню, что это уже была запаска). Ремкомплекта для бескамерных шин у нас не было, да и как им пользоваться мы понятия не имели. Лучшим выходом был банальный автостоп. Ко всему прочему начался сильный дождь. Мы приготовили оба пробитых колеса и Олег начал ставить у дороги палатку.
Буквально через 10 минут появился Камаз, гружёный лесом. Поскольку зависать под дождём в холодной долине – не лучшее времяпрепровождение, мы решили отправить с колёсами Наталью. Закинули в кузов колёса, Наталья залезла в кабину и уехала в Кош-Агач. Больше в этот день мы не увидели НИ ОДНОЙ машины в этом направлении. Крупно повезло. Была суббота, машины не ездили. Как рассказал водитель, они просто с пятницы ремонтировали полетевший мост, вот и задержались на делянке.
Мы же с Олегом залезли в палатку, вскипятили воду и стали коротать время, потягивая кофе. Впрочем, дождь часто прекращался и мы с удовольствием наблюдали за борьбой орлов и сусликов. Система сигнализации и прочие хитрости были интересны. Очень быстро суслики привыкли к нашему присутствию и даже обследовали палатку.


Наталья появилась часов через пять. Оказалось, что в Кош-Агаче в субботу тоже мало что работает. Благо, алтаец-водитель лесовоза лично знал хозяина шиномонтажки и подвёз Наталью прямо к его дому. Колёса сделали быстро, потом Наталья не без труда уговорила шиномонтажника – бывшего школьного учителя и преподавателя карате довезти её до машины. На 1000 рублей он сломался и проехал в общей сложности 140 километров по убитой дороге на убитых Жигулях с неработающими дворниками. Казахи более словоохотливы, чем алтайцы, поэтому учитель-каратист всю дорогу развлекал Наталью рассказами о казахском житье-бытье, о землетрясении, о злых Кош-Агачских гаишниках (дети, право слово) и т.д. По его словам, по Чуйской степи шла волна высотой не меньше метра. Только мощный массив вечной мерзлоты толщиной от 15 до 90 метров спас Кош-Агач от более серьёзных разрушений.
Мы быстро перекусили и вскоре вновь были в пути. Сняв напоследок стадо яков и отметившись на заставе, мы вырвались на простор Чуйской степи и на хорошей скорости прибыли в Кош-Агач.


В посёлке не работала ни одна забегаловка, зато было множество свадеб. Длиннющие кортежи ездили по посёлку, громко гудели и создавали пробки на мостах. Мы пополнили запас продуктов и выехали на юго-восток, в направлении монгольской границы. Чуйский тракт – народное название участка федеральной трассы М-52 «Новосибирск – Ташанта». Так вот, не раз побывав в Кош-Агаче, мы так и не доехали ни разу до Ташанты – конечного пункта трассы, расположенного на границе. Просто считали, что 50 километров по степи не добавят нам новых впечатлений (и ошибались). Теперь же решили «поставить галочку». Благо, место ночлега нам было известно, торчать на стоянке под дождём не хотелось, была возможность прокатиться по прямой дороге с прекрасным асфальтом. Пришлось, правда, опять отметиться на очередном погранпосту. На Алтае ни одна долина не похожа на другую, так и степные пейзажи меняются довольно сильно. Хоть и в дымке, но достаточно различимы сразу четыре хребта: удаляющийся Курайский, небольшой, но очень высокий хребет Кожолю, Сайлюгем, на котором водится вымирающий архар аргали и хребет Чихачёва, у подножия которого живёт маленькая антилопа-дзерен.


Не доезжая Ташанты в степи стоит интересное село Жана-Аул. Его на новом месте основали жители подтопляемых сёл и возвращающиеся из Казахстана переселенцы. В селе построена мечеть, музей казахов Чуйской степи и памятник репрессированным. На каждом доме имеется казахский орнамент, почти в каждом дворе стоит юрта. Было уже поздно и музей мы не посетили.


Вдоль трассы ходят вездесущие красавки, в маленьких озёрах плавают очень крупные и красивые красные утки (огари). В алтайских охотничьих законах написано, что охота на огаря в республике запрещена в силу сложившихся культурных и охотничьих традиций. Думаю, это пошло от монгольских буддистов, у которых огарь считается священной птицей. В то же время китайцы едят его почём зря. А наши охотники стреляют его только осенью, когда он переходит на растительную пищу. В остальное время мясо невкусное.


Ташанта, как я и ожидал, оказалась совсем маленьким посёлком, вытянувшимся вдоль федеральной трассы. В центре посёлка погранпост, таможенный терминал, запрещающие знаки. Пьяный местный мужичок скрестил руки и весело сказал: «Финиш»! Подозреваю, что от скуки он встречает так всех туристов. Формально, до границы ещё 20 километров, но без таможенного оформления дальше дороги нет. Мы повернули обратно.



Мне вот, например, трудно было избавиться от детского представления о границе, румяном пограничнике в зелёной форме у полосатого столба. Тем более, что я никогда не бывал на сухопутной границе. То есть, логика рисовала мне картину очень близкую к действительности, но в глубине души оставалась надежда. Граница на замке, нарушитель не пройдёт, пограничный пёс Алый, контрольно-следовая полоса, колючая проволока и т.д. Нет, пограничники действительно оказались бравыми, здоровыми ребятами, в основном, контрактниками, совершенно не похожими на сопливых призывников. Недолгое общение с ними оставило приятные впечатления. Открытые, общительные, адекватные. Что же касается границы, конечно, она не охраняется по всему периметру. На машине, понятное дело, незамеченным проскочить трудно – все проезжие дороги под контролем. А пешком или на лошади…Просто через горку перейти. Я так понимаю, что за отдельно взятым нарушителем никто не гоняется. Он нафиг никому не нужен. Контроль осуществляется в основном при помощи конных разъездов. А это – лотерея. На Укоке частенько ловят браконьеров из Казахстана. Или взять тувинцев. Они постоянно угоняют у своих соседей скот. Ладно у алтайцев, так они и у монголов угоняют. Так достали, что алтайцы поставили общественную таможню перед перевалом, ведущим в Туву. А монголы поставили пятидесятикилометровый забор из колючей проволоки. Из-за этого забора, кстати, сокращается поголовье баранов-аргали, которых и так каждый год буквально по головам пересчитывают. Бараны не могут мигрировать – колючка не даёт. Может, это и поверхностный взгляд, но мне кажется, что пастухи вполне могут забегать на территорию Монголии попить чайку. Ну, а нам она нафиг не нужна. Мы едем на север. По дороге туда забыли снять примечательную горку Кызыл-Таш, стоящую на страже Чуйской степи. На обратной дороге исправились.


Дождь шёл уже почти постоянно. Всё вокруг затянуло туманом. Наш первый дождливый день на Алтае. Он, правда, позволил нам приготовить на костре ужин. Но посидеть долго у костра не удалось. А остановились мы на уже знакомой поляне на ручье Тытугем. То есть, там, откуда и стартовали на Укок. Дождь продолжался всю ночь, не переставал и утром. Мы решили не заморачиваться с завтраком, а доехать до кафешки в Акташе. Тем более, что нам в этот день предстоял довольно длинный пробег. По дороге опять снимали. Часто те же места, но уж больно туман суровости на пейзажи нагнал.


В Акташе с утра есть было ещё нечего. Слегка чем-то перекусили, сдали пропуска в погранзону и поехали дальше. У кемпинга Чуй-Оозы остановились около наскальных рисунков. Эту писаницу Олег ещё не видел. Я снимать не стал. У меня есть прошлогодние снимки, да и в дождь на мокрых камнях рисунки плохо читаются.
Распрощались с Чуей. В долине Катуни погода не улучшилась.


В месте слияния Большого Яломана с Катунью расположены несколько небольших кемпингов. Мы решили помыться в бане, но единственная протопленная баня была занята на ближайшие два часа. Ждать не хотелось. Но раз уж мы тормознули в этом месте, то решили осмотреть долину Большого Яломана, проехав 12 километров вверх по течению до одноимённой деревни. Долина оказалась на редкость уютной. Не зря около устья и чуть выше на берегу стояло множество машин и палаток. Ещё выше палатки исчезли, но долина менее уютной не стала. Вот по этому мосту мы проехали не глядя. Мост оказался аварийным. Надо было ехать вброд.


А Камаз поехал вброд, но промазал. Выбрал «неправильный» брод.


Водитель от предложенной помощи отказался, сказав, что человек уже ушёл в деревню.


Лес около деревни сильно напоминает наши смешанные грибные леса. Вообще, место для деревни выбрано очень красивое.


На въезде в деревню догнали экспедитора с Камаза, который искал трактор. «Беларусь» мы видели, а насчёт гусеничного что-то сомневаюсь. Вернулись на Чуйский тракт по тому же аварийному мосту. Доверились благосклонной судьбе.
На кордоне в устье Большого Ильгуменя баня тоже была холодной. Мы перевалили Чике-Таман и сделали остановку в Онгудае. Кафе «Фара» нас не подвело. Блинчики с печенью были просто супер.


Дождь то прекращался, то начинался вновь. После Туэкты мы свернули налево, на дорогу, ведущую в Усть-Кан, и больше в этой поездке на Чуйский тракт не возвращались.

Продолжение следует.
Tags: Поездки по Сибири и Алтаю, Птицы, животные
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 4 comments