bluesrock (bluesrock) wrote,
bluesrock
bluesrock

Лето продолжается

Опять выдались свободные выходные. Решили продолжить исследование правобережья Оби. Выехали, как обычно, вечером. Взяли курс на юг. Закаты… Да, закаты…


На 102 км повернули на запад, в Сузунский район.


Сначала тянутся поля, околки и берёзовые рощи. Где-то слева уже начался Сузунский бор, но дорога ещё идёт километрах в 10 от него. Совы сидят НА КАЖДОМ знаке и километровом столбе. Причём, не очень боятся света наших фар.


Въехав в Сузунский район, мы остановились на ночлег в живописной просеке в смешанном лесу на краю бора.


Собственно, бор нас очень интересовал. Огромный массив начали вырубать почти 300 лет назад на нужды сузунского медеплавильного завода и монетного двора. Двадцать лет назад вырубки стали совсем бездумными и бесконтрольными. Люди буквально погибали за древесину. От пуль. Приятно было видеть, что лес сопротивляется довольно активно.



От старейшего райцентра повернули на юг по тупиковой дороге до села Мереть. Через несколько километров дорога на некоторое время вышла из бора. Пейзаж стал очень живописным и умиротворяющим. Поля и берёзовые рощи чередовались с группами огромных ив, отдельных сосен и одиноких кустов бузины. Попадались болотца. Влажное лето поспособствовало насекомым. Огромные полчища стрекоз, слепней, мух, комаров и прочей летающей и ползающей живности впечатляет.


Через 26 километров въехали в село Мереть на границе с Алтайским краем. Радостные дети обливали машину обской водой (Иван Купала!). Село стоит на песке. Такое ощущение, будто едешь по пляжу. Все следы отчётливо отпечатываются на песчаных улицах. Так и к соседке незамеченным не завернёшь.


Если смотреть по карте, Мереть стоит на Оби. На самом деле – на берегу узкой обской протоки.


А до основного русла добраться почти невозможно, если вы не знаете местных троп. Перед рекой лежит широкий (километр-два) участок непролазных заболоченных пойменных зарослей. Это то, что в Сибири называют согрой. Антропогенная нагрузка на эти места почти равна нулю. Зато здесь можно наблюдать за многочисленными серыми журавлями, чёрными аистами, утками и т.д. На месте, где сделаны снимки, на высоком берегу и внизу, в пойме, недавно было обнаружено не менее десятка уникальных для Сибири растений. Для одних – это самая северная граница ареала, другие в Сибири вообще никогда не встречались.


Мы вернулись в Сузун, долго искали 96 бензин, а затем двинулись на северо-запад. Через 15 километров вынырнули из бора. Обь неспешно бежала километрах в двадцати слева, а вокруг раскинулись бескрайние поля, озёра и небольшие деревни. Не знаю, кто объел снизу прошлогодний стог. Предполагаю, что зайцы. Поля возделаны. С одной стороны – это хорошо, но мелиорация отрицательно сказалась на состоянии бора, который относится к «потному» типу.


Примерно в 80 км от Сузуна, проехав село Шайдурово, мы опять въехали в бор. Теперь уже в Караканский.


Ещё через двадцать километров дорога вышла к селу Чингис, которое наполовину расположено на острове посреди самой узкой части Новосибирского водохранилища.


Неподалёку от Чингиса, с трудом протиснувшись между соснами и кромкой воды, мы нашли великолепную уединённую полянку прямо на берегу водохранилища (сугубо континентальные новосибирцы гордо называют его Обским морем). Вода тёплая, погода прекрасная, вид настраивает на медитацию. Над нашими головами проходил оживлённый воздушный коридор, по которому непрерывно барражировали кудрявые пеликаны, чайки, коршуны и птицы помельче. Ближайшая берёза и коряги оказались охотничьими угодьями пары зимородков. Наблюдать за их охотой (вернее, рыбалкой) можно часами. К сожалению, вся эта пернатая братия никак не хотела позировать перед объективом. Моя фотоохота оказалась гораздо менее удачной, чем у зимородков.


Грибного разнообразия в этом году не наблюдается, но маслят достаточно. Наша пища была вполне аутентичной.


Природа, впрочем, извлекает пользу из любой погоды. Я уже говорил про насекомых, так вот, поверхность воды просто покрыта слоем сброшенных комариных оболочек. Приходилось активно пользоваться мазью, выпущенной под винтажным брэндом «Дэта». Не надо быть великим специалистом, чтобы предсказать увеличения численности рыбы, а следом – рыболовов в виде тех же пеликанов и чаек. Ночь была приятной под убаюкивающий плеск воды.


Далее дорога шла в основном по берегу водохранилища. Когда она немного отходила в сторону, попадались небольшие озёра. 120 километров щебёнки, затем 80 километров асфальта. В районе Ерестной участок километра полтора совершенно непроходим для легковых машин. Жаль, что я совсем забыл про фотоаппарат. Не до него было. В прошлом году, кстати, группа из шести авто прошла по маршруту 5-й, самой сложной категории. После возвращения оказалось, что никто вообще не снял ни одного экстремального участка. Не до съёмок было.
А участок Караканского бора, который сгорел в том году, я просто не стал снимать. Грустное зрелище. На мосту через реку Каракан с машин берут плату 15 рублей. Что вполне разумно, если деньги идут на нужное дело.
Tags: Поездки по Сибири и Алтаю, Птицы, животные
Subscribe

  • Ночная фотоохота

    Ещё одна птичка из ночной серии. Серобрюхая крапивниковая камышовка (Microbates cinereiventris). Шуршит по разным зарослям от Никарагуа до Перу. Выше…

  • Ночная фотоохота

    В ней есть своя прелесть. Хороших кадров на запредельных ИСО не сделаешь, конечно, но можно увидеть интересных птичек, хоть и в слабом свете…

  • Томный взгляд улитки :)

    Милпе, Эквадор.

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 10 comments

  • Ночная фотоохота

    Ещё одна птичка из ночной серии. Серобрюхая крапивниковая камышовка (Microbates cinereiventris). Шуршит по разным зарослям от Никарагуа до Перу. Выше…

  • Ночная фотоохота

    В ней есть своя прелесть. Хороших кадров на запредельных ИСО не сделаешь, конечно, но можно увидеть интересных птичек, хоть и в слабом свете…

  • Томный взгляд улитки :)

    Милпе, Эквадор.