May 9th, 2018

Многабукаф про братьев моих индейцев

На фото - памятник жертвам военной хунты, стоящий в городке Тилкара. Рядом с аргентинским флагом - випала, флаг коренных андских народов. В соседней Боливии випала является вторым официальным флагом и может использоваться вместе с государственным (но не вместо него). Випала красуется даже в качестве нашивок на рукавах силовиков рядом с госфлагом. В Аргентине у випалы никакого статуса нет, но на горном севере её можно встретить повсюду. Это индейский район.
Политика по отношению к индейцам - это то, чем Аргентина вряд ли может гордиться. На потенциально привлекательных пастбищах юга индейцев просто перебили, на суровых землях севера по большей части игнорировали. Переписи населения никак не фиксировали принадлежность к национальным общинам, паспорта индейцам окончательно выдали только при Пероне.
Во времена массовой миграции из Европы аргентинское правительство, испугавшись многочисленных национальных диаспор, начало мощнейшую пропагандистскую кампанию по созданию аргентинской нации и формированию национального самосознания. Ресурсы были подключены всеоблемлющие. Школьные программы, пресса, литература, церковь. Всё, что можно. Это была кампания не хуже большевистской, такая же масштабная. Была осуществлена героизация истории и создан пантеон героев, в который, за неимением достаточного количества персонажей, вошли в том числе и (ИМХО) настоящие отморозки. В качестве носителей национального духа были даже использованы образы гаучо, которые незадолго до этого подверглись геноциду точно так же, как индейцы. В это время было успешно создано много мифов. Один из самых устойчивых до сих пор - миф о "белой Аргентине" (расистский, на мой взгляд). Аргентинцы - белые потомки европейцев. Всё. Индейцам в этой мифологии места вообще нет и не было. Самое интересное, большинство аргентинцев убеждено, что коренного населения в стране нет уже давно, оно было уничтожено и ассимилировано в незапамятные времена. А те, с которыми приходится ежедневно сталкиваться - это понаехавшие мигранты. И никого не смущает, что общины индейцев всё это время никуда не девались и жили своей жизнью в горных районах Мендосы, на большей части провинции Сальта и в почти полностью индейской провинции Хухуй. Официально сейчас заявляется о 600 000 представителей коренных народов, хотя, по самым скромным подсчётам, индейцев в Аргентине не менее 2 000 000 человек. Как и в остальных странах континента, индейцы плохо вписываются в экономические реалии, но при этом быть "белыми аргентинцами" не собираются. Тем более, на фоне "андского ренессанса" в Боливии, Перу и Эквадоре. Проблемы индейцев очевидны, проблемы правительства мне видятся в отсутствии опыта работы с общинами и отсутствии каких-либо структур по национальным вопросам. На ассимиляцию я бы на их месте не надеялся, за сотни лет её не случилось, и сейчас предпосылок нет. А вот индейские мигранты через прозрачные границы действительно продолжают прибывать.
Хочу пояснить, что всё вышесказанное относится в основном к андским индейцам. Есть ещё патагонские мапуче и восточные гуарани, но про ситуацию с ними я мало что знаю, ничего рассказать не могу.

Тилкара