bluesrock (bluesrock) wrote,
bluesrock
bluesrock

Magical mystery trip. Скромное описание. Четвёртая серия.

Как только я приземлился на любимое кресло, я вновь оказался в гуще событий. Вот тут выключения из реальности действительно стали более продолжительными и глубокими. Нет, я ещё не жил в параллельном мире, но уже перестал пытаться определить, где галлюцинации, а где нет.
Я сидел в кресле, а два ассистента прикрепляли к моему костюму сотни мельчайших электрических лампочек. Я был просто опутан проводами и лампочками с ног до головы. Когда лампочки включались, я превращался в светящегося и мерцающего андроида. Проблема была в том, что барахлили контакты, а время поджимало. Ассистенты судорожно пытались разобраться с соединениями, мне же приходилось сидеть не шелохнувшись. Булавки о острые элементы крепления больно кололи кожу, а конечности затекали, но ради искусства… Напротив, через открытое окно на балкон (а балкон у меня длиной во весь торец девятиэтажки), я видел, как множество людей устанавливали и монтировали звуковое и световое оборудование прямо на балконе. Также там устанавливались лебёдки, и натягивались разные тросы, от балкона до деревьев и крыш соседних домов. Я должен был парить в ночном небе над улицей в своём светящемся костюме. Меня просили не делать резких движений и объясняли, что остальные музыканты «ЖсБ» приедут с минуты на минуту, публика внизу соберётся через час, пресса и ТВ уже в пути. Я слышал, как прохожие перекрикивались с техниками, спрашивали, что это будет за концерт, уж не «Калинов Мост» ли? Некоторые возмущались.
Вместо прессы приехала милиция. Картина была следующей: в открытые окна и двери дул холодный ветер, я сидел, закутанный в провода, а человек 20, находившихся в комнате, суетились и спорили с полковником милиции. Затем, мне объявили, что концерт запрещён городскими властями, комната постепенно опустела, я остался один. На пять минут.
Через пять минут проводов на мне уже не было, зато в комнате опять были люди, которые поздравляли меня и говорили, что невеста готова, гости прибыли, и мне пора надеть свадебный костюм. Женитьба на ком бы то ни было не входила в мои планы, но я видел, что все родственники в сборе, процесс идёт сам по себе, и решил «делать ноги». Утром надо было идти на работу. Я прихватил с собой записную книжку, сунул в карман куртки пару компакт-дисков и выскользнул из дома.
Быстрым шагом я пересёк пустую улицу и направился к одинокому такси, ожидавшему клиентов. Когда я переходил дорогу, из проезжавшей мимо «шестёрки» кто-то выкрикнул моё имя. Не оглядываясь, я сел в такси. «Покатаемся»? Водитель покосился с подозрением. Я достал 500-рублёвую купюру (всё, что было). Он пожал плечами и спросил: «Всё-равно куда»? Я кивнул. «Тогда на заправку». Мы тронулись. Из редких проезжающих машин, сквозь открытые окна я слышал, как водители докладывают кому-то о моих передвижениях.
После заправки радио в машине умолкло на несколько секунд, а потом голос диктора злорадно сообщил мне, что все передвижения нашей машины находятся под контролем. Через песни попсового радио я иногда различал сообщения о том, где нахожусь. Я попросил водителя увезти меня на Шевченковский жилмассив, в надежде перекантоваться у О. Проехав тёмные закоулки жилмассива, я вышел из машины, попрощался с таксистом, нырнул в ближайшую арку, пересёк небольшой овраг и остановился в крохотной нише в стене многоэтажного дома. Слушая, как два автомобиля рыщут по дворам и переговариваются по радио, я решил, что в таком невменяемом состоянии (соображал же) обременять О. своим присутствием не стоит. Планов не было никаких, и я двинулся в сторону работы.
Хочу заметить, что расстояние от того места до моего рабочего офиса – чуть больше 10 километров, время – что-то около двух часов ночи. Но я был бодр, полон сил, и всё происходящее по-прежнему забавляло как минимум одно из моих «Я».
Как только я вышел на освещённые улицы, впереди из-за деревьев, из-за углов домов стали выныривать явно поджидавшие меня мрачные личности. Они просили закурить, провоцировали на стычки, но я не поддавался, справедливо не принимая их всерьёз. Страха не было, было лишь насмешливое ожидание очередной выходки с их стороны. В одном из круглосуточных киосков я купил минералку, после чего заметил боковым зрением преследующую меня группу с видеокамерами. Группа операторов пряталась за неким экраном, делающим их невидимыми. Когда я резко оборачивался, они просто не успевали сразу спрятаться за этот лёгкий переносной экран. Я смеялся и шёл дальше. И тут меня догнала Н. «Слушай, мы уже сняли достаточно, программа состоится и будет очень информативной. Поехали ко мне. Машина едет следом». «Езжайте куда хотите, мне плевать на ваши программы, на вашу машину, хотел бы сказать, и на тебя, но воздержусь». Н. стала жаловаться на то, что она устала идти за мной, что операторы тоже устали, что служебная машина сейчас развернётся и уедет, а они просто обязаны следовать за мной до конца, что она меня любит. Я был непреклонен и двигался дальше. Н. шла рядом. Я свернул с освещённой улицы под мост. Н. исчезла, съёмочная группа тоже, зато материазовались вполне реальные менты на шестёрке. Они вдвоём подошли ко мне и попросили документы. Я включил свою обычную схему поведения с милицией. «А где ваши документы»? Они переглянулись и хлопнули у меня перед носом «корочками». «Э-э, я не успел прочесть фамилии». Они опять переглянулись и раскрыли документы. Я громко произнёс одну из фамилий, после чего протянул им свой паспорт. Осмотрев компакт-диски и записную книжку, недоумевающие стражи порядка спросили, что я делаю под мостом в 4 часа утра. «Гуляю» - ответил я. «Разве нормальные люди гуляют под мостом в 4 часа»? «Ну, не все же нормальные» - справедливо заметил я. Они ещё раз переглянулись, сели в машину и уехали. Н. появилась. Замёрзшие и уставшие телевизионщики – тоже. Мы закурили и двинулись дальше. Служебная машина уехала, деваться им было некуда. Перед проходной фабрики, где находился офис, была удобная скамейка, на которую мы и сели. Ключ от конторы я отдал уборщице, приходившей на работу в 7:00, поэтому, времени у нас было предостаточно. Операторы рассказали мне о своей работе в московской телекомпании, показали действие своего экрана, мы съели по холодному хот-догу, в 6 утра они вызвали по мобильнику такси и уехали в гостиницу вместе с Н. Я остался морозным утром у проходной фабрики. Из двери на улицу вышла охранница. «Что так рано»? «Поезд пришёл в 4:00» - соврал я. Поболтав с охранницей, выкурив пол-пачки, дождавшись уборщицу, я попал в офис. «Нас предупредили, что вас будут снимать» - сказала мне на прощание уборщица.

На этом заканчивается четвёртая серия. Без сна – 38 часов, без еды - около 60 часов, если не считать виртуальных хот-догов
Продолжение следует.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 3 comments